oleglurie_new (oleglurie_new) wrote,
oleglurie_new
oleglurie_new

Category:

О чем промолчал главный академик страны

Фортов


Президент РАН академик В.Фортов вчера согласился со мной в том, что воровать нехорошо. Грешно, как-то. И это, я считаю, уже хорошим результатом своей журналистской деятельности. Однако, с тем, что воруют много, и даже кандидаты и доктора наук, а ему, как члену ВАК с 20-летним стажем, должно быть об этом известно, Фортов не согласился. А кое-где вежливо отмолчался. Однако, поясню.

Дело в том, что вчера в «Газета.ру» состоялась онлайн пресс-конференция Президента Российской Академии наук Владимира Фортова, на которой предварительно были обещаны откровенные и объемные ответы на самые сложные и важные вопросы. Первоначально меня смутил тот факт, что давно ожидаемое в связи с реформой и скандалами общение главы РАН с журналистами будет происходить почему-то онлайн, а не в живую. Но, как говорится, на безрыбье…

Я уже неоднократно писал о том, что массовый плагиат в диссертациях (в основном у высокопоставленных чиновников, депутатов, бизнесменов) пришелся именно на тот период, когда ВАК (Высшая аттестационная комиссия) возглавлял давний соратник нынешнего руководства РАН академик Месяц, а в состав ВАК входили глава РАН Фортов и его заместители. И выходит странная альтернатива: или выдающиеся ученые-академики почему-то не сумели обнаружить поток списанных диссертаций, или не захотели этого делать. И разумеется, я не смог пройти мимо пресс-конференции президента РАН и задал ему об этом вопрос.


Владимир Евгеньевич дал мне большой и очень многословный ответ, продемонстрировав мастер-класс по уходу от прямого вопроса. Да что там говорить, читайте сами:

Журналист Олег Лурье:  Владимир Евгеньевич, в июне мною была опубликована статья о том, что большинство диссертаций с большим процентом заимствований (плагиат) были защищены именно тогда, когда ВАК возглавлял известный вам академик Месяц, а в состав ВАКа входили вы и те, кто сейчас является вашими заместителями в РАН, в частности Талия Хабриева и др. А согласно указу президента № 474 ВАК обязан «давать заключения о представлении к защите на соискание ученой степени доктора наук, диссертации на соискание ученой степени кандидата наук по ходатайству диссертационного совета». Ответьте, пожалуйста, каким образом ведущие ученые страны, руководители Академии наук, члены ВАК не смогли обнаружить массового плагиата в сотнях и сотнях кандидатских и докторских диссертаций? Это низкий уровень знаний членов ВАК или что-то другое?

Президент РАН академик В. Фортов: «Вы знаете, я на эту тему могу высказаться, потому что я считаю, что я «в теме». Я в ВАКе работал лет тридцать, так или иначе. Первое, что я могу сказать (и это тривиально), что воровать вообще нехорошо. Это первое. Второе: нельзя отдельные случаи обобщать на вселенские размеры. Если вы посмотрите структуру этих вот списанных диссертаций по специальностям, то вы очень легко обнаружите, что, скажем, в физике, математике этого почти нет. Почти — это, наверное, сотая доля процента. Я, по крайней мере, не слышал ни об одной работе, когда бы физика, математика, химика, биолога поймали за руку. В основном это все идет вокруг известных вам экономических вещей и так далее. Поэтому тут не надо обобщать. Теперь по сути.

...У нас в стране такая структура хорошо известна, называется она ВАК, Высшая аттестационная комиссия. Эта структура изначально была вневедомственной. Она была государственной, и она была вневедомственной. То есть она имела хороший авторитет, и она не подчинялась ни одному министру или другому какому-то чиновнику. Она работала на всех... Эта система совершенствовалась, и она была объективна. То есть, короче, был довольно сильный контроль. И этот контроль исключал то, о чем говорят: за деньги списать, какую-то создать рабочую бригаду, которая даст взятку. Этим людям, которые сидят в совете по физике, по математике и так далее, взятку дать невозможно. И вот эта система позволяла бороться вот с этими всякими явлениями типа списывания, типа того, что какой-нибудь начальник становится вдруг доктором наук, и так далее.

Эта система разрушена сейчас, ее взяли и разрушили. Ее сегодня нет. Сегодня кандидатские диссертации вообще никуда не попадают. А докторские попадают выборочно. Да еще плюс то, что вот, три года, а если за три года никаких проблем, никто не написал, что это украдено и что работа плохая, — все, забудьте. То есть что мы сделали? Мы взяли и разрушили эту систему, мы сделали подведомственную Министерству науки и образования, то есть мы убрали ее всеобъемлющность, всеобъективность и государственность. А сейчас мы удивляемся, почему так получилось. А по-другому то не могло быть.

  ВАК организован по тематическому принципу. Кандидатские диссертации по экономике идут к экономистам, а по физике идут физикам. Но если вы мне приведет хоть одну диссертацию, которая прошла по физике и накрылась, я готов дальше вести эту дискуссию. Я слышал про это. И боле того, там даже был список этих диссертаций, которые в мое время (а я работал 20 лет в ВАК) там были защищены. Первое, что надо бы сделать, — это посмотреть по этим диссертациям, действительно это плагиат или не плагиат. Потому что плагиат что такое? Вот вы какую-то идею или кусочек вставляет без ссылки — тогда это плагиат. А если вы сослались — это не плагиат, это цитирование. И после того, как Лурье докажет, что вот эти шесть или семь диссертаций являются плагиатом, тогда можно эту дискуссию вести. Но есть дело другое. Я взял, посчитал, сколько диссертаций защищается каждый год, сколько времени я работал в ВАКе, хоть я отвечал за физику и гидродинамику. У меня получилось, что процент вот этих ущербных диссертаций, если считать те, которые Лурье назвал ущербными, получается десять в минус шестой, одна миллионная. Меня очень радует такой коэффициент.


Вот представьте, что я несу ответственность за все работы, как уважаемый товарищ Лурье пытается мне это дело инкриминировать. Окей, я слушал пленум в ВАКе, и я должен был, по логике Лурье, увидеть эту работу и сказать: вы знаете, она посвящена социалистическим отношениям в деревне в период коллективизации или большого НЭПа, она списана с работы Бухарина, например. На самом деле об этом речь идет. Надо сначала понять, действительно он списал или нет, вот эти шесть работ. Даже если я соглашусь с этим, получится десять в минус шестой, то есть одна на миллион диссертаций в то время, когда я был в ВАКе. А в ВАКе тогда был не я один, а сидело человек 50 или 60 на каждом пленуме».
(Полный ответ президента РАН В.Е.Фортова на мой вопрос читайте здесь).

Итак, суть ответа главного академика в следующем: Не знал, не ведал. Маленький и совсем незаметный процент плагиата. Виновата система ВАК, а не умные академики. И так далее. В результате никакого конкретного ответа от господина Фортова я так и не получил. А ведь вопрос был прост до примитивности: как могли не знать академики, на протяжении 20 лет возглавлявшие Высшую аттестационную комиссию, о том, что в научных работах губернаторов, депутатов, чиновников содержится до 70 процентов плагиата? Или знали, но почему-то молчали? 

И еще один весьма странный момент, который я обнаружил, изучая материалы пресс-конференции президента РАН Владимира Фортова. Возможно, именно это и объясняет причину того, что главный академик страны проводил пресс-конференцию онлайн, а не «в живую».

За сутки до начал конференции на сайте «Газеты.ру» были опубликованы вопросы к Фортову. В последствие Владимир Евгеньевич отвечал много и долго. Но была группа вопросов, на которые президент РАН почему-то не ответил. Они, эти вопросы в количестве не менее двадцати, просто куда-то исчезли и остались без ответа. Я бы мог подумать, что на ответы просто не хватило времени, если бы не содержание вопросов, обойденных главным академиком. Все они связаны с недавними скандалами, потрясшими древние академические стены, и в частности, с госимуществом, превращенным в выгодный бизнес, с легитимностью академиков, «назначенных» списком в 1991 году, многотысячным количеством научных работ того же Фортова, написанных в соавторстве.

Вот только несколько их них:

«Как можно объяснить то, что в Москве по адресу ул Щукинская, вл 8 строится здание, которое первоначально планировалось для сотрудников РАН, а теперь квартиры там продают по рыночным ценам. И – как следует из публикаций в прессе - к сотрудникам РАН эти квартиры, скорей всего, не попадут // Дмитрий К».

«Когда РАН защищает свое право распоряжения госимуществом, речь идет обычно об установках, приборах и редких материалах. Однако, за Академией числится огромный объем площадей в той же Москве. И часть из них явно не производит научного продукта, а занимается сдачей в аренду помещений (например, в здании ИМЭМО РАН - около 200 арендаторов) и отдельных строений на своей территории (например, в Вычислительном центре им. Дородицына РАН). А также продает площади под строительство - например, для ЖК люкс-класса на Крылатской ул. И таких примеров очень много. Скажите, вы ведь не только академик, но и директор, непримиримая позиция директорского корпуса РАН связана с тем, что они по новому закону будут лишены возможности распоряжаться доходами от этих сделок? // Алесандр Гунко».

Так почему промолчал академик Владимир Фортов? Не думаю, что ему нечего сказать и про академическое распоряжение недвижимым госимуществом и про причастность главных академиков к выпуску в свет массового диссертационного плагиата. Выходит, что президент РАН действует по принципу «Знаю, но молчу». А ведь это нехорошо. Нельзя скрывать собственные знания. Как-то не по-научному получается.







<br>



Tags: ВАК, РАН, академик Фортов, переписанты, плагиат диссертаций, президент РАН, рефортма РАН
Subscribe
Buy for 3 000 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 94 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →