oleglurie_new


Новый блог Олега Лурье.


Previous Entry Share Next Entry
«Где-то прошлой весной, по разговору в туалете, я понял…». В чем обвиняют вице-мэра Ярославля
oleglurie_new
Розанов 1



        Что такое взятка? В понимании каждого из нас, это меченные купюры, видеофиксация самого процесса получения денег, записи переговоров взяткодателя и взяткополучателя, и, как красивый финал, арест чиновника с деньгами. В точно установленное время в не менее точно установленном месте. И потом, разумеется, суд, обвинительный приговор, вынесенный на основании собранных железных доказательств и этапирование взяточника в колонию. Всё. Справедливость восторжествовала.

        Так должно быть. Но, когда рубят лес, то щепки летят совсем по иной траектории. И в последнее время процесс посадки на нары по тем же взяткам порой превращается в печальной памяти советскую методику расправы на основании стандартного доноса. Причем, проходит это действо под умными юридическими терминами – «досудебное соглашение» и «преюдиция». Объяснюсь.
       
      Представьте себе, начинается какая-то, в основном региональная, кампания по посадкам жуликоватых чиновников. Дело, вроде бы, хорошее и нужное, но щепки вылетают совсем уже странные. Вот кого-то из мелкого чиновничества арестовывают за доказанную взятку (те самые меченные купюры, видео, признание и т.д.) и сидит он на нарах, грустит о временах былых и очень хочет домой. И тут его осеняет гениальная идея или ему поступает предложение, от которого отказаться невозможно.
   

          И вот этот самый взяточник срочно сообщает следствию, что, сидя на нарах, вдруг вспомнил о том, что его бывший начальник рангом не ниже вице-мэра (сука редкая, уволившая его недавно с хлебного места), оказывается, получал от него деньги. Пусть давно (примерно, в прошлом году), пусть в неустановленное время (примерно, весной), пусть в неустановленном месте (примерно, в какой-то комнате по приготовлению пищи), пусть без свидетелей и без причины. Но получал! И тут же начинают происходить совсем уже удивительные события. Со взяточником, давшим такие показания на своего бывшего шефа, моментально заключают то самое досудебное соглашение и выпускают на свободу под залог, а на его место в камеру заезжает тот самый чиновник рангом повыше. И неважно, что нет никаких доказательств кроме доноса. Причем, сам донос без каких-либо подробностей и деталей.


        Далее метод работает уже обкатанным способом. Взяточника, признавшего вину, написавшего донос и заключившего соглашение со следствием, судят отдельно и в первую очередь. Разумеется, выносят легкий (зачастую, условный) приговор и потом приступают к тому самому высокопоставленному чиновнику, отдыхающему на нарах, которого судят уже по серьезному. А доказательства, спросите вы. А они уже не нужны. Есть такое законодательное чудо, как преюдиция. То есть, предыдущий обвинительный приговор (пусть и легкий, пусть и условный, но обвинительный) со всеми чистосердечными «признаниями» ложится в основу обвинения в качестве основного доказательства и уже, практически, не нужны никакие доказательства – есть признание «соучастника», есть судебное решение, в результате «виновен». И высокопоставленный чиновник уезжает поднимать лесную промышленность, а тот, кто дал на него показания, остается дома и лишь иногда ходит отмечаться у инспектора ФСИН. И всё. Все довольны. Доблестное следствие раскрыло страшную систему очень высокопоставленных взяточников в отдельно взятом регионе, никто особо не мучился со сбором доказательств обвинения, широкая публика аплодирует борцам с коррупцией. А что без эффектных захватов с поличным, так это в следующий раз.

  Примеры и факты? Пожалуйста.

      В прошлом году приняли за взятки главу Ярославля Евгения Урлашова. И, как обычно, началась массовая кампания по посадке всех, кто работал с мэром-взяточником. Щепки полетели. Я не исключаю, что кто-то из ярославских чиновников, возможно, и научился плохому от Уралашова, но последнее время, похоже, под одну посадочную гребенку попали и даже те, кто ни в каких делах экс-мэра не участвовал.

     11 ноября 2013 года директор департамента строительства мэрии Ярославля некто Евдокимов В.В. был задержан с поличным по подозрению в получении взятки в сумме 250 000 рублей от генерального директора ООО «ЯрГрадСтрой» Соловьева М.В., полученные деньги были сразу же переведены на банковскую карту жены Евдокимова. Также за дачу указанной взятки с поличным задержан и взяткодатель Соловьев М.В.

       После задержания и предъявления всех доказательств, Евдокимову В.В. было предложено заключить со следствием досудебное соглашение о сотрудничестве. В этом досудебном соглашении Евдокимов В.В. «вдруг» вспомнил о том, что полгода назад, «примерно весной 2013 года», он, оказывается получал еще одну взятку, только уже в размере одного миллиона рублей от того же Соловьева М.В., которой поделился с сотрудником Мэрии Бураковым Б.В. и, ни много ни мало, с вице-Мэром Ярославля Розановым Е.Г. Тут же задержали и Буракова Б.В, который, не долго думая, также заключил досудебное соглашение со следствием и также оперативно «вдруг» вспомнил, что действительно полгода назад получал деньги от Евдокимова, а что касается вице-мэра Розанова, то тот наверняка получил свою «долю», не может же быть так, что бы начальник не был «в доле»…

   Оба этих деятеля сидят в следственном изоляторе, где дают признательные показания и заключают досудебное соглашение о сотрудничестве со следствием.

      И тут случается волшебство. Как только в показаниях этой парочки появляется история про Розанова, их обоих сразу же выпускают на свободу, да еще и эффектно - перед самым Новым годом! Оказывается, они уже не опасны и могут гулять. А на их месте в следственном изоляторе оказывается… вице-мэр Ярославля Евгений Розанов, в отношении которого, на основании показаний этих ребят, возбудили уголовное дело №13610055 по статье 290 УК РФ «Взятка».

        Далее все происходит по накатанному сценарию. Соловьев тоже вспоминает, что передавал Евдокимову миллион, заключает сделку со следствием, и под Новый год выходит из стен СИЗО.

       Никто не видел «взятку», которую якобы получил вице-мэр Розанов. Никто не брал его с поличным. Никаких действий в пользу взяткодателя Розанов не совершал. Нет никаких других доказательств, кроме «вдруг вспомнивших» про взятку (через полгода!) двух чиновников и взяткодателя. При этом, только один уверяет, что давал деньги вице-мэру, а остальные двое только догадываются, что тот «был в курсе»... Нормальная такая доказательная база?

      Но самые потрясающие показания «кающиеся чиновники» стали давать на очных ставках. Имеет смысл ознакомится:

Евдокимов: «Весной 2013 года ко мне обратился Соловьев М.В. с просьбой оказать содействие в продлении договора аренды земельного участка… Соловьев обозначил сумму вознаграждения в 1 000 000 рублей… Примерно, через неделю я встретился с Соловьевым в кафе Марио, где получил аванс в размере 500 000 рублей…   Примерно через месяц я встретился с Соловьевым, так как вопрос с Соловьевым был решен. Встреча происходила в автомобиле Соловьева. Там он передал мне деньги в сумме 500 000 рублей, то есть вторую половину оговоренной суммы.

Утром следующего дня я поделил деньги на три части 330 000, 330 000 и 340 000 рублей. Одну часть я оставил у себя. Две других я взял с собой на работу. В этот же день я зашел к Розанову Е.Г. сообщил ему, что все получено и я все принес. Мы с Розановым Е.Г. прошли в комнату приготовления пищи, где я передал ему денежные средства в размере 340 000 рублей.
В этот же день я встретился с Бурковым Б.В. в мужском туалете в мэрии г. Ярославля, где передал ему деньги в размере 330 000 рублей».



Очная ставка Евдокимов 1



         Далее от адвокатов последовали резонные вопросы о деталях произошедшего - о марке автомобиля «взяткодателя» Соловьева, о купюрах и упаковке, в которых якобы передавалась взятка, номерах телефонов соучастников преступления, а также о месте нахождения, так называемой, комнаты приготовления пищи, где «передавалась взятка вице-мэру, о точном времени всех этих событий и т.д. Но тут сознающийся Евдокимов резко отказывается сознаваться и отказывается отвечать не только на вопросы адвокатов Розанова, но и на вопросы следователя и вопросы своих(!) адвокатов. Выходит, что основную канву он выучил, а к подробностям его и не подготовили. После таких заявлений сразу возникают сомнения: а были ли эти подробности, а была ли взятка?  И еще стоит обратить внимание на то, что никакой «комнаты приготовления пищи» в мэрии Ярославля нет, и никогда не было.

     Второй чиновник Мэрии Бураков на очной ставке тоже сообщает коротенький заготовленный текст о том, как в туалете Мэрии получил свою долю, а когда речь зашла о подробностях, также резко отказался сообщать следствию детали. А по поводу вице-мэра Розанова Бураков высказывал только свои догадки: «По разговору в туалете с Евдокимовым, я понял, что получатель денег и Розанов Е.Г.».


очная ставвка Буракова 2


        Кроме того, по делу не выяснены и подробности того, за что якобы давалась эта взятка – нужно ли было ее вообще давать, или все было бы сделано и без каких-либо денег?! Ведь в Мэрии наверняка существует обширная переписка по вопросам взаимодействия с этим коммерсантом… Но почему-то это вдруг перестало интересовать следствие.

        Да уж. Похоже, что самым весомым доказательством вины Розанова послужила история о том, как в кабинке общественного туалета один чиновник интимно намекает другому о том, что… их начальник, якобы тоже взяточник. Это все равно, что с поличным взяли.

       И тут, для полного понимания картины, выясняется еще одна пикантная деталь. Оба чиновника, и Евдокимов и Бураков, незадолго до возбуждения дела по взятке, были благополучно уволены из мэрии Ярославля по инициативе этого самого вице-мэра Розанова. И при этом оба деятеля, не моргнув глазом, заявляют, что никаких причин для оговора любимого начальника у них нет. Это ж как хотелось на волю выскочить?

      Вот как объясняет эту удивительную ситуацию адвокат арестованного вице-мэра Ярославля Розанова заместитель Председателя коллегии адвокатов "Инконсалт" Дмитрий Чеснов:

- Строить обвинение только на показаниях других людей, на том, что кто-то на кого-то показал пальцем, нельзя. Это может оказаться банальным оговором. Показания других людей, если они правдивы, должны быть максимально подробными и обязательно подтверждаться объективными данными: «прослушкой» телефонных переговоров, документами, самим предметом взятки, наконец. А когда нет зафиксированного факта передачи денег, взятия с поличным, нет самих денег, брать за основу обвинения показания других людей - нельзя.

Конечно, чиновник, который сидит по обвинению во взятке, в глазах общественного мнения не вызывает никакой жалости. Но в сложившихся условиях на его месте может оказаться каждый. Вас могут арестовать только за то, что ваш сосед написал на вас донос. Например, вы врач, и коллега напишет, что вы берете деньги за больничные листы. И вас арестуют, хотя денег вам никто не давал, «за руку» не хватал, в кабинет с понятыми не врывался. Но вы лишены свободы - "дыма-то без огня не бывает!" Вы скажете: одно дело доктор, другое – чиновник. Ничего подобного: перед системой все равны. Ближайшие 6-8 месяцев вы проведете в СИЗО, пока следователь будет (или не будет) собирать другие доказательства вашей вины. Вряд ли он их найдет, но вас все равно осудят. Знаете, почему? Раз вы так долго сидите в СИЗО, вроде как уже и виноваты. Не будут же невиновного в тюрьме держать...

        Но следствие с заключенным Розановым совсем не спешит. А куда им торопиться, ведь сначала нужно отдельно отсудить гуляющих на свободе «соучастников», признавшихся и покаявшихся «во всем». Дать им, разумеется, условно, и потом уже судить по полной программе Евгения Розанова, обосновывая обвинение преюдицией  уже вынесенных приговоров.

        И еще следствие особо не спешит, зная, что рано или поздно, Розанов может сдаться, так как его здоровье находится в достаточно серьезной опасности. Евгений Германович на протяжении нескольких лет страдает болезнью сосудов головного мозга, что в любую минуту может привести к инсульту. Один микроинсульт он уже перенес в 2012 году. Розанов обратился за медицинской помощью к руководству СИЗО, получил направление на госпитализацию. Но в отношении Розанова повторяется одна и та же ситуация: уже на протяжении двух месяцев ему не предоставляют медицинскую помощь, «в связи с отсутствием койко-мест и необходимых специалистов» - в Ярославском СИЗО действительно неважно с медициной.

          А руководитель СУ СК РФ по Ярославской области Олег Липатов в это же время собирает пафосную пресс-конференцию, где с долей здорового цинизма, откровенничает о том, что «бывший заместитель мэра Ярославля Евгений Розанов пребывает в раздумьях… Его друзья Борис Бураков и Владимир Евдокимов уже сознались, поэтому не вижу смысла Розанову что-то отрицать». А по поводу состояния здоровья Розанова главный следователь области стал вдруг предельно краток: «Не волнуйтесь, их осматривают чаще и тщательнее, чем нас с вами. Врачи наблюдают за теми, кто содержится под стражей, выдают необходимые лекарства. Если бы были какие-то ухудшения, то мы бы назначили судебно-медицинскую экспертизу». Я думаю, что руководитель следственного управления области просто не в курсе того, что сейчас происходит со здоровьем Евгения Розанова. Как-то не хочется думать, что он все знает, но молчит… Тогда ведь совсем страшно получается.

         Вот такая история получается. И, конечно же, вор должен сидеть в тюрьме. А взяточник – это тот же вор, только еще опасней. Но для того, чтобы чиновник понес заслуженное, по мнению обвинения, наказание, нужно совсем не много – доказать его вину. Доказать само событие преступления, а согласно российскому законодательству, это: время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления. В нашем же случае, время предполагается приблизительно (месяцем раньше – месяцем позже, где-то весной), место также отсутствует, способ непонятен, а про само событие рассказывает лишь один человек, который кровно заинтересован в посадке обвиняемого. Остальные же говорят только «со слов». Ах, да, вскоре будет еще одно «самое главное» доказательство – приговоры «подельников», основанные на досудебном соглашении со следствием.

       А может быть, следствию все-таки попробовать хоть что-то доказать, а не ждать пока больной человек, находящийся в следственном изоляторе, сам признается? А то, как-то, очень уж белые нитки просматриваются.








Buy for 3 000 tokens
Buy promo for minimal price.

  • 1
Ну да, у нас закон даже не дышло, скорее киянка для рихтовки

закон даже не дышло

не надо.
Исход любого дела, зависит от квалификации защиты.

(кто виноват Лурье, что он не заявил о незаконности суда? Почему он согласился с производством - судьёй-назначенцем?)

Re: закон даже не дышло

Ну да, ну да, например Резник с Падвой всегда в унисон говорят, што в РФ нет честных судей и все решения принимаются в АП. Но... При этом являются весьма успешными в профеССии. Какой-то парадокс, не находите?

Re: закон даже не дышло

И Падва и Резник говорят всё "в пределах допустимого". Не называя конкретных имен и уголовных дел. Поэтому и будут всегда на коне.

Re: закон даже не дышло

Это понятно... Хотя я больше склоняюсь к тому, што они просто хорошо знают как использовать несовершенство системы. Кому и сколько... А участие в "политических" процессах - чистой воды реклама, не более.

не,это не тенденция последних дней. во второй половине 90-х у меня так же приятеля посадили. он в налоговой работал. проверял ларьки что ли. потом ларечника задержали за что то. и тот в процессе сказал,что давал взятку моему знакомому. причем прошел год после того случая. давал он денег или нет-я не знаю.приятель говорит,что не давал,а его оговорили за то,что он ларечнику штраф приличный выписал.но посадили.отсидел немного. самое забавное,что к тому моменту приятель в налоговой уже и не работал.

Таким образом можно посадить любого человека. Совершенно любого!

самое глупое, сообразовывать путинское дерьмо, с "советской методой".......

(у меня дед ушёл по доносу, но я не стану расписываться в его некорректности; при том, что дед реабилитант не горбачёвский: чохом/оптом, а брежневский - штучно))

Все правильно.

И неважно, что нет никаких доказательств кроме доноса.

Олег, это Ваша ошибка.
Всё, что наплёл Бураков в своём деле касательно Розанова, не вправе применяться в суде по выделенному делу.

Бураков по своему делу проходил обвиняемым, тогда как по делу Розанова, он обязан быть проведён «свидетелем» - а это, уже разные процессуальные статусы.
Кроме того, применение в новом деле доказательств вины Розанова из преюдицинального приговора – приводят к нарушению правосубъектности Розанова, а это запрещают и К РФ, и Пакт-66.

Из первого приговора, вправе безальтернативно браться доказательства - к примеру, то, что в день совершения преступления светило солнце/шёл дождь. Что удостоверено в деле документом, того же Гидромета/сводкой в газете.

Не всё, так просто.
Закон (исключая путинский ФЗ-мусор), гораздо умнее – нежели кажется.

Совсем обленились бездельники, преюдикцию какую-то придумали. Вот при Сталине такого не было! Тогда следствие действительно работало, враги народа и шпионы чистосердечные признания пачками подписывали.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account