oleglurie_new (oleglurie_new) wrote,
oleglurie_new
oleglurie_new

Categories:

Специальный трибунал для СМИ

свобода слова



Ничто не ново на земле. А в России особенно.  Еще 96 лет назад в нашем отечестве уже был создан специальный  трибунал для рассмотрения "извращенных сведений" в печати.

Итак, 22 февраля 1918 года был опубликован принятый в январе декрет Совета Народных Комиссаров [высший орган исполнительной и распорядительной власти с 1923 по 1946 год] "О Революционном Трибунале Печати". Новый карательный орган был создан при Революционном Трибунале, однако, судя по содержанию правового акта, он не являлся по отношению к нему нижестоящей инстанцией, а носил характер специализированного суда. Под его юрисдикцию подпадали "преступления и проступки против народа, совершаемые путем использования печати", к которым документом отнесены "всякие сообщения ложных или извращенных сведений о явлениях общественной жизни, поскольку они являются посягательством на права и интересы революционного народа, а также нарушения узаконений о печати, изданных Советской властью".


От "сумы до тюрьмы"

Для производства предварительного расследования поступающих в трибунал сообщений или жалоб учреждалась следственная комиссия из трех человек, которые избирались, как и "тройка" ревтрибунальцев, Советом Рабочих, Крестьянских и Солдатских Депутатов. На следственные действия ей отводилось 48 часов. При этом обращают на себя внимание широкие полномочия комиссии. Так, она получила право требовать "от всех ведомств и должностных лиц, а также от местных самоуправлений, судебных установлений и властей, нотариальных учреждений, общественных и профессиональных организаций, торгово-промышленных предприятий, правительственных, общественных и частных кредитных установлений доставления необходимых сведений и документов, а также дел, неоконченных производством". При этом распоряжения и постановления следственной комиссии об арестах, мерах пресечения, обысках и выемках должны были приводиться в исполнение "красной гвардией, милицией, войсками и исполнительными органами Республики".

Постановления трибунала, принимаемые на основании материалов следствия, считались окончательными и не подлежащими обжалованию. "Тройка" могла применить следующие наказания: назначить денежный штраф, вынести редакции газеты общественное порицание, обязать ее поместить "на видном месте приговор или же специальное опровержение ложных сведений", временно приостановить издание или "навсегда изъять его из обращения", конфисковать в общенародную собственность типографию или имущество, а также удалить привлеченного к суду за пределы Российской Республики. Документ также предусматривал лишение виновного всех или некоторых политических прав и, наконец, приговорить его к тюремному заключению.

Декрет устанавливал, что судебное разбирательство должно проходить открыто, при участии обвинения и защиты. При этом в качестве обвинителей и защитников допускались "по выбору сторон все пользующиеся политическими правами граждане обоего пола".


Ошибаться можно только "в пользу советской власти"

Деятельность Революционного Трибунала Печати, просуществовавшего чуть больше трех месяцев, почти не оставила документальных следов. Тем показательней сохранившийся отчет газеты "Правда" о первом публичном заседании 31 января 1918 года Петроградского Революционного Трибунала Печати по делу вечерней газеты "Питер". До революции это издание было известно под названиями "Русь", "Новая Русь" и другими. С заявлением в трибунал о привлечении к ответственности редакции газеты "Питер" "за клевету с целью дискредитирования профессионального союза металлистов и возбуждения против него масс рабочих" обратился Союз металлистов. Обвинителем в суде выступил представитель комиссариата по делам печати, агитации и пропаганды, который заявил, что "одно закрытие газеты "Питер" не достигнет цели, ибо этот грязный листок по примеру прошлого возродится под новым названием". "Тройка" приняла постановление о задержании всех наиболее деятельных сотрудников редакции и предании их суду трибунала "за систематическую ложь, клевету и контрреволюционную пропаганду".

Нередко в качестве обвинителя на заседаниях Трибунала Печати появлялся комиссар правительства по делам печати, пропаганды и агитации В. Володарский (Моисей Гольдштейн). Выступая по делу небольшевистской газеты "Вечерние огни", он заявил, что она стремилась "создать такое настроение в рядах широких масс граждан, которое говорило бы им: Советская власть не прочна, ей угрожает опасность оттуда, отсюда, да еще вот откуда и т.д.". Когда подсудимые пытались сослаться на свои ошибки, комиссар парировал: "Припомните такой случай, когда бы вы ошиблись в пользу Советской власти?"

Известно также, что в апреле 1918 года Трибунал Печати закрыл одну из старейших отечественных газет – "Русские ведомости" за публикацию статьи о прогерманской ориентации большевиков. Известны также случаи, когда трибунал оштрафовал целый ряд газет, таких, в частности, как "Петроградский голос", "Вечерние огни", "Новые ведомости", "Новая газета", "Наш век", а издания "Дело народа", "Луч", "Заря", "Знамя борьбы" и некоторые другие были закрыты. Аресту в качестве заложников подверглись главные редакторы "Огонька" и "Эры".


Слова вождя революции не расходились с делом

4 мая 1918 года СНК издал декрет о революционных трибуналах, в котором говорилось, что "в изменение и дополнение действующих правил о революционных трибуналах, учрежденных по декрету о суде от 24 ноября 1917 г. для борьбы с контрреволюцией, саботажем и спекуляцией, революционные трибуналы сохранить лишь в крупных центрах (в столицах, губернских городах, крупных узловых станциях и промышленных центрах). Упразднить все иные местные и армейские революционные трибуналы с передачей их дел в ближайшие революционные трибуналы". Правовой акт отменял также деление революционных трибуналов на трибуналы по борьбе с контрреволюцией, по борьбе со спекуляцией и по делам печати.

Упразднение специализированного Трибунала Печати никак не сказалось на темпах закрытия изданий, не разделяющих большевистской программы и предоставляющих свои страницы инакомыслящим. "Мы и раньше заявляли, что закроем буржуазные газеты, если возьмем власть в руки, – говорил Ленин на заседании ВЦИК 4 ноября 1917 г. – Терпеть существование этих газет, значит, перестать быть социалистом". Слова вождя революции не расходились с делом: только за апрель—июль 1918 года из 234 закрытых газет 142 были меньшевистского и эсеровского толка. При этом запретительная и карательная политика Российской Республики в отношении небольшевистских газет была чрезвычайно гибкой и изобретательной. Так, 9 июля 1918 года газеты "Правда" и "Известия ВЦИК" опубликовали постановление отдела печати при Моссовете, согласно которому объявлялись недействительными все удостоверения о регистрации периодических изданий, выданные до 6 июля 1918 года включительно.


Неоплаченный аванс

В дальнейшем главным оружием для выявления "крамолы" в однопартийной советской печати служила официальная политическая цензура, которая в 1917 году изначально возникла как военная. В "Декрете о печати", опубликованном в газете "Правда" № 171 от 10 ноября 1917 года говорилось: "Как только новый порядок упрочится, всякие административные воздействия на печать будут прекращены, для нее будет установлена полная свобода в пределах ответственности перед судом, согласно самому широкому и прогрессивному в этом отношении закону". Однако этот "аванс" в годы советской власти так и остался неоплаченным.


О революционном трибунале печати 1+2
Оригинал










Tags: СМИ, блогеры, интернет, право голоса, пресса, свобода СМИ, свобода слова
Subscribe
Buy for 3 000 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments