July 22nd, 2013

Главная сделка Сердюкова

Сердюков 222



 Ну вот и еще одна ласточка прилетела. Несколько дней назад Главное военное следственное управление СКР возбудило очередное уголовное дело, основными фигурантами которого могут стать бывший руководитель департамента имущественных отношений Минобороны Евгения Васильева и экс-министр Анатолий Сердюков. На этот раз речь идет о выводе из ведения военного ведомства 613 га земли в Ленинградской области. Ущерб от аферы превысил 1 млрд рублей. Но и в новом деле роли распределятся, как обычно. Уже традиционно обвиняемой пойдет гражданка Васильева, а гражданин Сердюков, как обычно, окажется не в курсе и поэтому останется свидетелем. И не иначе.

 Как я уже не раз говорил, во всех уголовных делах Министерства Обороны господин Сердюков может рассматриваться только в двух ипостасях.  Первое: он не мог НЕ ЗНАТЬ обо всех миллиардах, которые выводились из оборонного ведомства его близкой подругой Васильевой, и тогда экс-министр - соучастник этих преступлений.  Второе: Сердюков действительно не знал и не понимал, что все годы происходило в Минобороны, которое он возглавлял. Тогда получается, что ядерным арсеналам страны больше пяти лет руководил полный идиот, который ничего не знает и не понимает.

 Однако, есть один вариант, который сочетает в себе все вышеперечисленное и позволяет сделать некие весьма логичные предположения о роли Сердюкова в многомиллиардных мошенничествах в Минобороны. Этот вариант называется СДЕЛКА. Но не с правосудием.

 Осенью прошлого года, когда вскрылись массовые хищения в Министерстве обороны и началось расследование сразу несколько уголовных дел, первым кандидатом на посадку в СИЗО оказался сам министр. Это предполагалось, как само собой разумеющееся, так как все мошенничества и злоупотребления исполнялись «преступной группой» из его самого ближайшего окружения, включая и личное. А ряд документов подписывал сам Сердюков.  И это самое окружение (в первую очередь Евгения Васильева и Екатерина Сметанова), оказавшись в следственном изоляторе, на первом же допросе начали подробно рассказывать о роли Анатолия Сердюкова во всех крупных аферах с имуществом Минобороны. И вот тогда-то и состоялась сделка.

 Экс-министр Анатолий Сердюков, побывав в самых высоких кабинетах, получил однозначную реакцию на происходящее: «Сможешь убедить всех, что ты полный идиот и ничего не знал, будешь свидетелем. Сможешь заставить обвиняемых заявить, что преступления проходили без твоего участия, останешься на свободе. А не получится, сядут все и ты в том числе». И экс-министр смог. Поэтому и свидетель.

  Вероятно, что условия сделки были следующими: боевая подруга и обвиняемая Евгения Васильева согласилась все взять на себя, выведя Сердюкова из-под удара, но поставив два условия – только домашний арест и в последствии условный приговор. Такие же требования были в дальнейшем выдвинуты и Сметановой.  Сердюков, используя свои возможности, пока точно смог решить первую проблему – Васильева сразу же, а чуть позже и Сметанова, оказались на свободе. О выполнении второго условия мы узнаем на первых же приговорах по делам Минобороны. Хотя, я уверен в том, что и оно будет выполнено.

 И как косвенное подтверждение факта сделки может служить то, что никогда, я подчеркиваю, НИКОГДА, еще ни один фигурант коррупционных дел такого масштаба, как «дела Минобороны» не находился на свободе до суда. Я уж и не говорю, о трехчасовых прогулках Васильевой по бутикам и ее проживании совместно со свидетелем по делу. Это, вообще, за гранью.

Примеры? Пожалуйста. И это только малая часть:

Златоуст, Челябинская область. Июль 2013 года. 35-летняя женщина, имеющая пятерых детей, в том числе и 11-месячного малыша, находится в СИЗО №4 Златоуста. Ранее не судима. Была обвинена в мошенничестве на 17 миллионов рублей.

Омск. Июнь 2012 г. 30-летняя мать-одиночка двоих детей (2,5 года и 10 месяцев) ранее не судимая Наталья Горина находится в Омском СИЗО № 1 по обвинению в мошенничестве в крупном размере.

Челябинск. Январь 2013 г. 42-летняя мать-одиночка ранее не судимая Ирина Мясогутова, страдает тяжелейшей опухолью головы. Находится в Челябинском СИЗО по обвинению в мошенничестве на сумму в 13 миллионов рублей.

И для сравнения:

Москва. 2013 год. Васильева Евгения Николаевна, 34 года, детей не имеет, обвиняется и подозревается в нанесении ущерба государству в 3 миллиарда рублей. Смягчающих обстоятельств не имеет (если не считать Сердюкова). Находится под домашним арестом. Судом разрешено видится с родственниками и гражданином А. Сердюковым, неограниченно пользоваться интернетом и три часа в день гулять по магазинам.

А теперь вопрос Председателю Верховного Суда РФ: Почему многодетные матери, имеющие смягчающие обстоятельства и обвиняемые в значительно меньших преступлениях, чем госпожа Васильева, находятся в следственных изоляторах? В каком законе Российской Федерации предусмотрена такая избирательность правосудия?

Нет таких законов? Тогда перед нами еще одно подтверждение сделки, условия которой выполняют все участники.
 






Buy for 3 000 tokens
Buy promo for minimal price.

Навальный и Дудка

Сегодня тульского экс-губернатора В. Дудку Советский районный суд Тулы приговорил к 9,5 годам по традиционной чиновничьей статье «взятка». Вроде бы все правильно. Бывшего губернатора взяли под стражу в зале суда и отправили в СИЗО, где он будет дожидаться обжалования и последующего вступления приговора в законную силу.

После недавних событий возникает естественный вопрос. А почему Дудку не отпустили домой до обжалования приговора, как это произошло с Алексеем Навальным? И Навальный и Дудка обвиняются в финансовых преступлениях и никого не убивали, не резали, не насиловали. У обоих имеются одинаковые смягчающие обстоятельства, оба не признали вины и находились до суда на свободе, где ничего не нарушали и не убегали. Закон ведь един для всех. А тут получается избирательное применение законодательства, запрещенное в Российской Федерации.

Почему один должен ждать обжалования приговора в камере СИЗО, а другой (точно такой же), гулять под подпиской о невыезде?  В чем же разница?

Похоже разница в том, что в случае с экс-губернатором Дудкой суд руководствовался Уголовно-процессуальным кодексом, а в истории с Навальным - какими-то другими законодательными актами. Например, Законом о выборах мэра Москвы.