July 25th, 2013

Москва. Проспект Высоцкого. От "Октябрьской" до МКАДа

Ровно тридцать три года назад 25 июля 1980 года в одной из московских газет появился маленький некролог «Министерство культуры СССР, Госкино СССР… извещают о скоропостижной кончине артиста театра Высоцкого Владимира Семеновича». И все. Это была единственная реакция власти на смерть Владимира Высоцкого. Хотя, нет. В ближайшие часы в центр олимпийской Москвы было стянуто огромное количество милиции.

Соболезнует власть 1


Но и эта тишайшая информация взорвала страну. Высоцкий ушел! Сотни тысяч телефонов взвились звонками. Десятки тысяч рванули в поезда и самолеты. Вся страна стояла у стен Таганки. Умер Всенародный Володя! Это же невозможно? Правда?

И тогда, на Таганской площади, я, десятиклассник, впервые почувствовал дыхание страны. Шли темной массой. Рядом рыдала женщина.  Мужики молчали. Над нами звучал срывающийся голос Высоцкого… Менты отводили глаза и даже не пытались применять силу. В их плотном ряду увидел молодого лейтенантика со слезами на глазах. Тридцать три года назад страна прощалась с Высоцким.


vysotsky15-1


И как потом не старались агитаторы и пропагандисты советской власти вычеркнуть его имя, его голос, его стихи и песни из нашего сознания, из памяти поколений, не вышло. И потом тоже. Сейчас, через треть века, песни Высоцкого звучат всюду, его стихи разобраны на цитаты и поговорки, голос Высоцкого узнаваем и любим теми, кто родился через годы после его смерти. Он живой. Он с нами.






Ау! Москва! Кто здесь власть?  Уберите Ленина с московских улиц. Ни один проспект в Москве не может быть «ленинским». Почему?  Прочтите ЭТО, подумайте, и сами ответьте.



Ленин расстреливает



Назовите именем Высоцкого! Пусть Ленинский проспект, станет проспектом Высоцкого. Почему? Послушайте и опять-таки сами ответьте.






 Друзья! Давайте заставим ИХ это сделать. Мы можем, нас много. Если наше требование будет поддержано тысячами россиян, власть не сможет сорваться в официальную болтовню о каких-нибудь «технических трудностях» и врать про якобы «московские традиции». Тем более, у них выборы на носу. Это наш шанс. Каждый репост и перепост будет еще одним голосом, требующим от московских властей переименования Ленинского проспекта в Проспект Высоцкого.









Buy for 3 000 tokens
Buy promo for minimal price.

Травмы оппозиционного сознания

«Консерватория, аспирантура, мошенничество, афера, суд, Сибирь.    
Консерватория, частные уроки, еще одни частные уроки, зубные протезы, золото, мебель, суд, Сибирь.
Консерватория, концертмейстерство, торговый техникум, зав. производством, икра, крабы, валюта, золото, суд, Сибирь.
Может, что-то в консерватории подправить?»
(Михаил Жванецкий)


  Все бренды и иконы оппозиции постепенно сползают с пьедесталов. Отмывать становится все сложнее и сложнее. Обычные речевки «Это вам Кремль проплатил» или «Ты за Путина» уже даже обиду не вызывают, а просто веселят. Хочется услышать что-нибудь новенькое. Аргументированное. Увы.

А насчет брендов и иконостаса, так вот же всё. Налицо.

История со Сноуденом поставила, простите, в позу членистоногого с клешнями ту самую «главную демократию в мире», которую так идеализировали лидеры оппозиции, что даже умудрялись туда жаловаться на Россию. А нынче американский посол, бедняга, раскорячился между заявлениями о том, что разочарован обвинительным приговором «борцу за свободу» Навальному и требованиями срочно выдать в США другого «борца за свободу» Сноудена для посадки на электрический стул. 

Тюремная эпопея того же Навального, вообще, за гранью понимания. Крал или не крал – никому кроме него не ведомо, но в разгар суда срочно решил стать мэром Москвы. Быстро принял голоса единоросских депутатов. Приговор: пять лет. Сел. Стал политическим заключенным. На другой день вышел. Все хорошо. Ходит радостный. Агитирует. Прошли сведения о наличии зарубежных счетов. Все равно радостный. Есть ощущение, что беспредметная радость вызвана обещанным условным приговором. Я его чисто по человечески понимаю. И не важно, что на выборах второй или третий. С большим отрывом. Важно участие. И свобода.

Теперь рухнула последняя надежда. Европейский суд по правам человека, будучи для оппозиции некоей святой и безгрешной коровой, вдруг не нашел в приговоре Ходорковского и Лебедева какой-либо политической составляющей. Одна уголовщина. Но главное для травмированного оппозиционного сознания – это предательство со стороны ЕСПЧ, который теперь, разумеется, тоже куплен путиноидами за нефтяное бабло. Правда же?

И им совсем не важно, что политическая составляющая в деле того же Ходорковского есть и заключается она в том, что он сидит в одиночестве. Выборочно сидит. А не в компании всех остальных промышлявших нефтяной жидкостью.

А еще им не важно, что Ходор в тюряжке не сломался, а на зоне повел себя, как настоящий мужик, пойдя работать на промку, и не бегал на цырлах перед вертухаями. В отличие от других оппозиционных «иконок», которые в лагерях успешно пригрелись библиотекарями, «следили за дисциплиной других зеков» и бегали в шнырях.

Главное, чтобы Ходорковский и Лебедеев существовали в политической символике и участвовали в виртуальных шествиях. Заочно, разумеется. Креативненько сияли, так сказать, в качестве политических страдальцев. Не вышло. У-у-у, ЕСПЧ  - предатель! Предатель!

Странная ситуация, не правда ли? Чуть только ореол над головой начинает поигрывать лучиками, так сразу и приходит жестокая реальность. Хрясь! Кирпичом по голове. И будьте здоровы. В итоге, ну никак не складывается с лидерами. Какой шкаф ни открой, скелеты оттуда так и валятся. Грустит оппозиция, винит во всех своих бедах кровавую власть и быдло необразованное.

А, может быть, действительно, надо что-то в консерватории подправить?




<br>