oleglurie_new (oleglurie_new) wrote,
oleglurie_new
oleglurie_new

Categories:

Наказание и покаяние. Какая дорога ближе?






Знаете, меня всегда удивляли восторженные разговоры о высокогуманной Европе, где даже отъявленные преступники-убийцы и маньяки с террористами отбывают наказание за свои страшные деяния в нежнейших условиях, напоминающих пансионат благородных девиц.

Убил. Расчленил. Съел. Расстрелял детей на глазах у родителей. Или наоборот. Сжег. Пытал собственноручно. Десятки смертей. Изнасиловал и умертвил женщин и детей. Многих. И так далее…

И все равно – гуманность и трепетное отношение даже к этим нелюдям настойчиво имеет место быть в столь желанной для многих Европе. Они спокойно живут в таких роскошных условиях, как будто бы ничего не совершали, или по крайней мере лишь украли бутылку вина в магазине – только вот не выпускают их на полную свободу. И это, мол, есть самое тяжкое наказание, которое и должно повлечь покаяние. Покаяние за десятки убитых, изнасилованных, порванных на куски? В таких условиях?

И говоря о возможном покаянии за страшное совершенное деяние, давайте просто сравним.  Сравним, как отбывает наказание в норвежской тюрьме «Ила» ультраправый террорист Андерс Брейвик, который за один страшный день, 22 июля 2011 года, хладнокровно и методично лишил жизни 77 человек в Осло и в молодежном лагере на острове Утойя. Срок – 21 год заключения.

Где же содержат Брейвика? В окрестностях Осло есть две тюрьмы для самых опасных преступников: «Ила» и «Шиен», так вот его перевозят то туда, то сюда. Это делается для того, чтобы дать охранникам отдохнуть от «жуткого стресса» из-за вынужденной близости к террористу, способному на «манипуляции».



Брейвику отведено целое крыло с тремя комнатами, в том числе для фитнеса. Он может один гулять во дворе 20х20 метров, пока без права встреч и общения с другими заключенными. Надо сказать, это «отборный» народец – 124 самых злостных преступника, от насильников до убийц.






Со временем программа реабилитации предусматривает «социализацию» с другими заключенными и предоставление ему «работы». Кроме того, помимо учебы, Брейвик, как и прочие осужденные, сможет голосовать и даже ненадолго съездить домой – но это только после 7 лет за решеткой.




А это исправительное учреждение на острове Бастой в 75 км от Осло называют тюрьмой класса «люкс». Здесь один из самых либеральных режимов.





Брейвик не раз сам подавал прошения, чтобы его сюда перевели для постоянного пребывания, так как условия в «Ила» он считает «пыточными» и судится с властями, опираясь на Европейскую конвенцию по защите прав человека.




А в остальное время Брейвик регулярно пишет жалобы и «ультиматумы» тюремному начальству и властям, где он называет свою тюрьму «мини-Абу-Грейбом» (если помните, это бывшая печально известная тюрьма, которую американцы держали в Ираке), грозит устроить голодовку, пока игровая консоль PlayStation у него в камере не будет обновлена до последней модели, и обижается на охранников, которые «нарочно громко топают», пока он бреется, чтобы оказать на него, несчастного, «косвенное психологическое воздействие».

А это колония особого режима для осужденных на пожизненное лишение свободы «Черный дельфин», расположенная в городе Соль-Илецк Оренбургской области. Тут отбывают пожизненное наказание 700 «бревиков» -  самые лютые преступники, осужденные пожизненно. Например, людоед Владимир Николаев, который разделывал своих собутыльников на фарш для пельменей, Олег Рыльков, изнасиловавший 37 маленьких девочек, или Сергей Шипилов, убивший 12 женщин.



На совести местных сидельцев не меньше четырех тысяч невинно убитых людей.



Колония получила свое неофициальное название по скульптуре черного дельфина, которая украшает симпатичный газон перед административным корпусом. Некоторые источники утверждают, что ее когда-то изготовили сами заключенные. Так это или нет, но ни один из современных здешних обитателей никогда не видел скульптуру своими глазами: по прибытии сюда каждому надевают на голову холщовый мешок. Во-первых, для безопасности самих же осужденных, во-вторых, чтобы у них не было ни малейшего представления о плане местности.



И действительно, из этой тюрьмы с 1967 года никто ни разу не сбежал. Здесь в ходу мрачная шутка: «Единственный способ побега – это смерть». А условия содержания таковы, что большинство заключенных предпочли бы вместо пожизненного срока казнь. В основном зэки живут по двое, в камере площадью 4,5 кв. метра, где есть железная двухъярусная кровать (постели должны быть заправлены безукоризненно), умывальник, унитаз, узенький стол и железная табуретка. Все накрепко прикручено к полу, при этом с момента подъема в 6 утра и в течение 16 часов до отбоя строжайше запрещено даже присаживаться на кровать – нарушителя накажут резиновой дубинкой и отправят в штрафной изолятор.





Камеры круглосуточно находятся под видеонаблюдением, в них никогда не выключают свет, даже на ночь. Из зарешеченного окна видна только узкая полоска света. Увидеть больше никак нельзя: камера представляет собой «клетку в клетке», которая отделена и от окна, и от двери. Еду подают прямо в камеру (столовой в тюрьме нет).



Любые перемещения по коридорам тюрьмы вне камеры осужденный совершает в сопровождении трех конвоиров и кинолога с собакой. При этом его держат в полусогнутом состоянии, а при необходимости завязывают глаза. В «Черном дельфине» даже нет тюремного двора для прогулок – заключенные «гуляют» (то есть шагают взад-вперед) в тех же четырех стенах с решеткой наверху, и только тусклый дневной свет проникает сюда сквозь навес на крыше.





В остальное время каждые 15 минут совершается обход. Причем стоит только звякнуть ключу или окошку для подачи пищи, все в камере обязаны застыть на месте, расставить руки и ноги и растопырить пальцы. По команде «Доклад!» дежурный по камере скороговоркой перечисляет, кто за какие преступления сидит – ФИО, даты начала срока и статьи. Если же охрана замечает малейшее нарушение, то звучит команда «На исходную!» Заключенные моментально принимают так называемую «позу КУ» – хотя на самом деле она слишком далека от той, что была в кинокомедии «Кин-дза-дза»: лицом к стене, наклонившись к коленям, с закрытыми глазами и открытым ртом, с поднятыми вверх руками и растопыренными пальцами.



В отличие от других тюрем, в «Черном дельфине» зэков допускают к работе только после 10 лет отсидки, и то – если они вели себя «примерно», так что работа для них – главная награда и развлечение. Такие «везунчики» шьют обувь в специализированных камерах.




И теперь давайте вернемся к покаянию и соответствию наказания совершенным преступлениям. Понимаю, что сейчас многие, именующие себя, как правозащитниками, так и просто либералами, захлебнутся от возмущения российской «бесчеловечностью» по отношению к преступникам, которых нужно перевоспитывать по европейскому образцу, не смотря на весь ужас совершенных преступлений. А как же сторонники «гуманно-европейского исправления» поведут себя, если среди жертв маньяков и убийц, не дай Бог, окажутся их близкие и любимые люди? Также будут требовать легкого и приятного времяпрепровождения для преступников в ожидании их скорого освобождения и дальнейшей социализации? Или же предложат «Черный дельфин» до конца дней?

А вы как думаете?









Tags: Брейвик, Черный дельфин, европейские ценности, маньяки, пожизненное, правосудие, смертная казнь, тюрьма
Subscribe
Buy for 3 000 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →