?

Log in

No account? Create an account

oleglurie_new


Новый блог Олега Лурье.


Previous Entry Share Next Entry
Ребенок, как объект купли-продажи. Кого защищает Павел Астахов?
oleglurie_new





      С прошлого года я веду расследование криминальной истории Светланы  Безпятой и Николая Смирнова и с каждым днем открываются все новые и новые факты, проливающие свет на это, казалось бы невероятное нагромождение лжи и игр в отношении годовалой девочки.

Итак, Николай Смирнов по-прежнему скрывается от правосудия и, по данным следствия, прячет годовалую дочь  Ольги Миримской. Неделю назад адвокаты  Николая Смирнова, Андрея Смирнова и Инны Смирновой заявили в американском суде (г.Чикаго, штат Иллинойс), где Ольга Миримская пытается получить  решение суда о допросе преступников, что они знают, где находится  София, но берут 5-ю поправку (аналог ст. 51 УК РФ) и отказываются сообщать суду и адвокатам Ольги Миримской, где находится малышка. В этой ситуации все ждут немедленных  оперативных действий  от Международного отдела Генеральной Прокуратуры, где сейчас находятся документы о международном розыске Николая Смирнова. Ведь именно сейчас Генеральная прокуратура РФ может помочь Следственному комитету  найти пропавшего ребенка и  санкционировать розыск Николая Смирнова  с помощью Интерпола. В материалах дела имеются исчерпывающие доказательства противоправных действий Смирнова.

История по сути своей детективная, если бы не была такой печальной. Как сейчас установлено следствием, именно Николай Смирнов предложил суррогатной матери не отдавать дочь Миримской и за несколько дней до родов крымчанка исчезла из клиники, а родившуюся девочку впоследствии Николай Смирнов оформил на Светлану Безпятую и ее супруга Андрея Безпятого, который в настоящее время вместе со своей взрослой дочерью скрывается в Киеве. Смирнов быстро оформила загранпаспорт на новорожденную девочку и тут же Светлана Безпятая   вместе с новорожденной вылетела на Кипр. По данным правоохранительных органов, там она встретилась с Николаем Смирновым и передала ему девочку, взамен получив крупное вознаграждение. Кстати, ранее она уже получала гонорар за услугу суррогатного материнства, так что в общей сложности Безпятая смогла заработать на спекуляции ребенком не один десяток  тысяч долларов, что подтверждено следственными документами.

Николай Смирнов, как выяснило следствие, в качестве оплаты за получение ребенка, обеспечил семью Безпятых проживанием в шикарных апартаментах, едой, одеждой, оплатил обучение их пятнадцатилетней дочери в лучшей частной школе Кипра, предоставил дорогую немецкую машину.




Итак, 24.08.2016 года Светлане Безпятой было заочно предъявлено обвинение в крупном мошенничестве по части 4 статьи159 УК РФ. По версии следствия, она, обманом и злоупотребляя доверием, украла у Ольги Миримской сумму более 2 млн рублей, все 9 месяцев беременности делая вид, что она собирается выполнить взятые на себя обязательства суррогатной матери по вынашиванию ребенка для Ольги Миримской. Она исправно брала деньги, жила в шикарной квартире в центре Москвы, пользовалась услугами водителей и обслуживалась в лучших клиниках страны. Ольга Миримская ничего не жалела, чтобы сделать жизнь Светланы Безпятой максимально комфортной, ни в чем ей не отказывала. Содержала не только суррогатную мать, но и ее безработного мужа и 15-летнюю дочь, которые проживали постоянно в Севастополе.

А через два месяца расследования 16.10.2015 года Светлане Безпятой было предъявлено еще одно обвинение: по ст. 127 прим.1 часть 2 она обвиняется в продаже новорожденного ребенка Николаю Смирнову, получив значительную сумму денег за эту сделку, продолжаля использовать ребенка как источник дохода для себя и своей семьи. Николай Смирнов взял ее на работу в качестве одной из нянь маленькой девочки, хотя, видимо, не очень Безпятой доверял, поэтому при ребенке постоянно находились его мать и другие его родственники, а также серьезная охрана. Следователи СК РФ пытались вызвать Безпятую на допрос, но «бедная крымчанка» скрывалась. Суд в двух инстанциях санкционировал ее арест, и Генеральная прокуратура, подтвердив законность выдвинутых обвинений, санкционировала розыск Безпятой через Интерпол.




И тут в деле появляется еще одна, на мой взгляд, весьма заинтересованная в нахождении Софии Миримской за границей сторона – это уполномоченный по правам ребенка адвокат Павел Астахов. Тот самый Астахов, который еще недавно рассказывал о том, что «Питтсбургский университет стал моей второй альма-матер, а Соединенные Штаты — моей второй родиной», и чей сын, в отличии от миллионов «подопечных» омбудсмена, был рожден в Ницце, так как Астахов «заботился о здоровье ребенка» и «не мог рисковать». Тот самый чиновник Астахов, чья семья за прошлый год официально заработала, не много ни мало, 25 миллионов рублей. 

Пока шли гражданские суды в четырех инстанциях, которые подтвердили, что Безпятая не мать ребенка и обязана выполнить решение суда, передав ребенка настоящей матери, Павел Астахов обращался в различные инстанции, пытаясь доказать, что Безпятая С.В., обвиняемая по двум уголовным статьям и скрывающаяся от властей, и  Андрей Безпятый  и есть настоящие  родители ребенка. Его письмо председателю Московского городского суда Ольге Егоровой с попыткой оказать давление на суд и лично на Председателя было опубликовано на сайте суда. Такие же «письма счастья» получили от омбудсмена и депутаты Государственной думы, и Генеральная прокуратура РФ, и Министерство иностранных дел РФ, и омбудсмен по правам детей республики Кипр.

Чего стоит только откровенное письмо Астахова председателю Мосгорсуда. Цитирую с официальными авторскими пояснениями, позволяющими понять весь масштаб «морали» омбудсмена по правам ребенка :

«Решение Пресненского суда Москвы от 21.09.2015 года (о законном возврате украденного ребенка в Россию к биологической матери Ольге Миримской. Авт.) полностью противоречит, как действующему законодательству РФ, так и политике государства, направленной на охрану материнства и детства… Суд не принял во внимание, что София была рождена у лиц, состоящих в браке (Супруга Светлана Безпятая подписала договор о суррогатном материнстве, получив большие деньги, а отец  дал на это согласие. Авт.), мать и отец занимаются воспитанием и развитием ребенка (Отец Андрей Беспятый уже год, как находится в Киеве, а мать Светлана, как доказало следствие, продала ребенка Смирнову. Авт.), девочка находится на грудном вскармливании… (Откуда об этом знает Астахов, если ребенок находится в международном розыске, так же, как и сама Светлана Безпятая? Авт.).





 И далее гражданин Астахов, не имеющий никакого отношения к независимой судебной власти, продолжает откровенно давить на суд – «Учитывая изложенное, принимая во внимание, что на указанное решение суда подана жалоба в Мосгорсуд, прошу Вас, уважаемая Ольга Александровна, принять меры к недопущению нарушения прав Безпятой Софии (которая, вообще-то, согласно решению суда, Миримская София, а человека по имени «Безпятая София» не существует. Авт.) и восстановлению таковых на проживание и воспитание последней в семье Безпятых (Андрей Безпятый в Киеве, а Светлана Безпятая продала ребенка заинтересованному и весьма богатому лицу - Смирнову. Авт.)».

Но председатель Мосгорсуда Ольга Егорова, будучи высокопрофессиональным юристом и принципиальным судьей, в ответном письме разъяснила гражданину Астахову тот факт, что оказывать давление на суд «недопустимо и преследуется по закону». Даже для уполномоченного по правам ребенка. И снова процитирую. На этот раз председателя Мосгорсуда О.Егорову:
«Уважаемый Павел Алексеевич!... Всякое вмешательство в деятельность суда недопустимо и преследуется по закону… Не допускается внепроцессуальное обращение к председателю суда по делам, находящимся в производстве суда… Приведенные нормы, регламентирующие деятельность Уполномоченного по правам ребенка, не предусматривают возможность внепроцессуального обращения в суд Уполномоченного по правам ребенка в связи с нахождением в производстве суда дела».





Всё ясно, изложено популярно и обосновано российским законодательством. Однако, на Астахова не подействовало даже сообщение о «преследовании по закону» за давление на суд. И Павел Алексеевич продолжил свою войну, направляя письма в Генпрокуратуру, структуры Кипра и так далее. Видимо, очень уж озадачен детский омбудсмен тем, чтобы София Миримская, которой на днях исполнился годик, находилась у Николая Смирнова, в отношении которого возбуждено уголовное дело по факту покупки у Светланы Безпятой ребенка, и который находится в розыске. Или, как он сам заявляет, «в семье Светланы Безпятой», которая также находится в международном розыске и в отношении которой расследуется уголовное дело по двум тяжким статьям, связанным с продажей малолетнего ребенка. Весьма странные действия для Уполномоченного по правам ребенка. Не правда ли?

И еще удивляет то, что Павел Астахов, являясь опытным адвокатом, юристом, о чем неоднократно упоминает всюду, где только возможно, в этой странной истории «вдруг» перестает воспринимать букву закона в ее самом прямом проявлении, манипулируя вырванным из контекста цитатами, видимо, считая всех остальных, включая председателей судов и прокуроров, полными профанами в юриспруденции. Так в письмах в Мосгорсуд, в Генпрокуратуру и другие инстанции уполномоченный по правам ребенка с трепетом повествует о том, что, согласно части 4 статьи 51 Семейного Кодекса РФ, необходимо получение согласие у суррогатной матери на регистрацию ребенка на биологических родителей. И при этом адвокат Астахов почему-то с завидной регулярностью «забывает» о том, что Конституционный суд в своем Определении №880 от 2012 года указал, что в случае отказа суррогатной матери дать согласие на регистрацию ребенка на биологических родителей, они имеют право установить свое родительство путем подачи иска в суд (что и было сделано гражданкой Миримской О.М.). Не хочется верить, что Астахов не знает таких подробностей, знакомых каждому студенту-юристу.

И помимо вышеприведенных шедевров эпистолярного жанра от уполномоченного Астахова, о его, на мой взгляд, странной заинтересованности в проживании украденной Софии за рубежом, у купившего девочку (по данным следствия) миллионера Николая Смирнова, говорят и десятки других писем Астахова в различные инстанции, включая прокуратуру России, власти Кипра и так далее. И кстати, в результате писем счастья Астахова даже некие чиновники в Генеральной прокуратуре весьма оперативно подключились к защите соучастников Смирнова и Безпятой. И это происходит, не смотря на заключение международного отдела той же Генеральной прокуратуры о том, что «квалификация действий Безпятой С.В. по части 4 статьи 159 УК РФ (мошенничество) и части 2 статьи 127.1 УК РФ (торговля несовершеннолетними) является обоснованной и подтверждается совокупностью собранных по делу доказательств».

Однако, уполномоченный по правам ребенка Астахов решил не останавливаться и, пустив в ход тяжёлую артиллерию, вышел на международную арену, где также, по моему мнению, весьма настойчиво попытался рассказать о незаконности российского правосудия.

Через Министерство иностранных дел РФ Павел Астахов направил Уполномоченному по правам ребенка Республики Кипр Л. Курсумбе письмо, в котором изложил незаконное, по сути, требование не выполнять решение российского суда, согласно которому Софию следует передать биологической матери Ольге Миримской. При этом в самом тексте письма хитро не упоминается о том, какое решение вынес российский суд, хотя письмо кипрскому чиновнику написано уже после вынесения решения Пресненского суда Москвы и вступления его в законную силу.


Цитирую: «Миримская О.М. не являлась надлежащим истцом… Таким образом действия Миримской О.М. по изъятию Безпятой Софии из семьи являются противоречащими законодательству РФ и грубо нарушают права малолетней».





То есть, исходя из эпистолярного шедевра господина Астахова, направленного кипрским властям, получается, что Пресненский суд Москвы, принявший законное и обоснованное решение о передаче ребенка его биологической матери Ольге Миримской, вынес незаконный акт, противоречащий закону и нарушающий права ребенка.  И он, Павел Астахов, несмотря на то, что Мосгорсуд утвердил данное решение и оно вступило в силу, считает необходимым сообщить всему миру о беззаконии в российских судах. При этом Уполномоченный по правам ребенка, нимало не смущаясь, оказывает совершенно открытое давление на вышестоящие судебные инстанции и, призабыв Конституцию РФ, берет на себя право принимать решение о том, какое решение суда правильное, а какое – нет.  И тут имеется еще один существенный нюанс, показывающий, на мой взгляд, отношение самого Астахова к происходящему в России. Осуждая таким образом «незаконные» решения российских судов на международном уровне, Астахов дает удобную возможность русофобским деятелем и борцам с «кровавым режимом» в очередной раз полить грязью Россию. Мол, смотрите, даже уполномоченный при президенте по правам ребенка рассказывает о «судебном беспределе» в России. Но это тема для отдельного разговора.

Но к тому моменту, когда вопросы о чрезмерно активном участии уполномоченного по правам ребенка Павла Астахова в отстаивании интересов находящихся в международном розыске Смирнова и Безпятой стали уже совсем наглядными, в моем распоряжении оказался один документ, возможно, проливающий свет на эту весьма странную ситуацию.

Итак, насколько известно из официальной биографии Павла Астахова, в 2009 году, будучи назначенным на должность Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка, он приостановил свой статус адвоката. Однако его адвокатское бюро под гордым названием МКА «Коллегия адвокатов Павла Астахова» продолжило успешно работать под руководством соратницы Павла Алексеевича Виктории Данильченко.

И как выяснилось из присланного мне документа, 7 ноября 2015 года (в самый разгар истории с похищением Софии Миримской) в городе Норсбрук США тот самый находящийся в розыске Николай Смирнов выдал доверенность на ведение всех своих дел, в значит, включая и защиту его интересов в «Деле Софии Миримской», именно…  МКА «Коллегия адвокатов Павла Астахова». Вот копия той самой доверенности, подписанной в США лично гражданином Смирновым Николаем Андреевичем.




Разумеется, такая доверенность подразумевает заключение договора между обвиняемым в покупке несовершеннолетнего ребенка Николаем Смирновым и «Коллегии адвокатов Павла Астахова». А такой договор, по моему мнению, не может существовать без оплаты за услуги юристов и адвокатов. То есть, на основании вышеназванных документов, ясно, что деньги (а сумма предполагается немалая) таким образом перешли от обвиняемого и разыскиваемого миллионера Смирнова в структуру Павла Астахова под названием МКА «Коллегия адвокатов Павла Астахова». И теперь вопрос. А ни эти ли договоренности и последующее финансирование послужили причиной столь активных действий чиновника Астахова на ниве борьбы за то, чтобы годовалая София не возвращалась в Россию и находилась с обвиняемыми в тяжких преступлениях Безпятой и Смирновым?

Но и на этом история не заканчивается. Подтвердить то, что ведущие адвокаты «Коллегии адвокатов Павла Астахова» В. Данильченко и М. Ключарева действительно работают над защитой интересов «покупателя ребенка» Николая Смирнова и, разумеется, за это контора получает немалые деньги, могут еще и протоколы заседаний суда, где эти два сотрудника коллегии Астахова бьются за интересы клиента.

Но в этом протоколе судебного заседания есть и другие не менее интересные факты, проливающие свет на «отношение» гражданина Смирнова к годовалой Софии  Миримской, которую этот персонаж  прячет от Интерпола и властей на Кипре. Дело в том, что следствию по уголовному делу о приобретении и продаже ребенка представители Смирнова вдруг начали заявлять о том, что Смирнов, оказывается, не донор спермы, как утверждалось ими раньше, а, не много ни мало, якобы настоящий отец Софии. И, по мнению представителей скрывающегося Смирнова, он не покупал у Безпятой ребенка, а просто забрал себе свою дочь.  Такая смена позиции зачастую бывает у обвиняемых, когда все попытки уйти от ответственности потерпели крах.

Однако, в упоминаемом выше протоколе судебного заседания, где решалась судьба Софьи Миримской, адвокат «Коллегии адвокатов Павла Астахова» В. Данильченко, представляющая интересы Николая Смирнова, заявила следующее (цитирую дословно):

«Смирнов Н.А. крайне удивлен тому факту, что он привлечен в качестве третьего лица, а также тому, что рожденной девочке Софии требуют присвоить отчество Николаевна, поскольку отцом он не является. Да, он действительно состоял в гражданском браке с Миримской О.М., которая старше его на 20 лет. И когда пришло время расставаться, началась история про рождение ребенка.
Рассказы о том, что мой клиент приезжал в клинику, чтобы сдать сперму ничем не подтверждается… Мой клиент никакого согласия быть донором не подписывал, никаких бланков не заполнял, никакого согласия не давал на использование его биоматериала».  




То есть, согласно недавним заявлениям представителей Смирнова, этот персонаж громко кричал о том, что к ребенку он не имеет никакого отношения и всю эту историю придумали якобы лишь для того, чтобы вернуть его, Смирнова, в семью.  И вдруг… София Миримская – это «его ребенок» и, соответственно, к преступлению «торговля людьми» он не имеет никакого отношения. Получается, что Смирнов и его представители из «Коллегии адвокатов Павла Астахова» врут правосудию? И теперь возникает еще один, пожалуй, самый важный вопрос – для какой цели гражданину Николаю Смирнову, обвиняемому в покупке ребенка и скрывающемуся от следствия, вдруг так срочно понадобилась годовалая София?



PS. Прошу данный материал считать официальным обращением в Генеральную прокуратуру РФ и Следственный Комитет РФ.











Recent Posts from This Journal


Buy for 3 000 tokens
Buy promo for minimal price.

  • 1
"Итак, 24.08.2016 года Светлане..."
Точно 16-го?

Обычная месть молодому любовнику. Но разошлись по крупному- уже и омбудсмена под экскаватор в войне. Кстати- отец генетический известен, а насчет матери - чей материал был использован?

  • 1