oleglurie_new (oleglurie_new) wrote,
oleglurie_new
oleglurie_new

Categories:

ПРОВАЛ РЕЙМЕРА ИЛИ ЧТО БУДЕТ С УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМОЙ


    Несколько дней назад начальник Федеральной Службы исполнения наказания Александр Реймер был освобожден от занимаемой должности, а на его место назначен бывший сотрудник ФСО и руководитель фельдъегерской службы Геннадий Корниенко.



    Чем запомнилось трехлетнее правление Реймера и что послужило причиной его увольнения? По сути, чем запомнилось, то и послужило. Мне довелось наблюдать за результатами деятельности Реймера , как находясь внутри вверенных ему структур, так и видя их со стороны.

   Александр Александрович Реймер пришел на должность главного тюремщика страны из органов МВД и до этого ни одного дня во ФСИНе не работал. А милиция и система исполнения наказаний - это две принципиально различающиеся структуры. Разница между ними примерно такая же, как между сельским хозяйством и торговлей. Одни производят товар, а другие его реализуют. Однако, Реймер сразу же ретиво взялся за реформирование всей уголовно-исполнительной системы (УИС). «Реймеровская реформа» предполагала серьезные изменения пенитенциарной системы - переход от зон к тюрьмам для рецидивистов и колониям-поселениям для ранее несудимых, активное использование достижений науки и техники - электронные браслеты, системы слежения с помощью ГЛОНАСС, а также создание новых учреждений ФСИН, соответствующих европейским нормам.

    Бесспорно, все реформаторские идеи были верны и могли бы, в принципе, коренным образом изменить к лучшему ситуацию в УИС. Но здесь опять вступил в действие «принцип Черномырдина» - хотели, как лучше, а получилось, как всегда. Реформа осталась только на красивых плакатах, развешанных в колониях и следственных изоляторах. Осужденных по всей России зачем-то экстренно (за месяц) разбросали по разным лагерям – ранее судимых в одни, а осужденных впервые в другие. Но это бессмысленное и громоздкое действо ничего, кроме проблем не принесло. Кроме потерянных социальных и материальных связей, сложной адаптации на новом месте, напряжения взаимоотношений между новой администрацией и новыми осужденными. И ничего больше.


   Александр Реймер, как летучий голландец, носился по тюрьмам и зонам, сам обходил отряды и бараки, промзоны и камеры. Разговаривал с осужденными, их родственниками, сотрудниками администрации и руководителями управлений. Было видно, что ему явно хочется что-то изменить к лучшему, хоть как-то наладить эту страшную карательную систему. Но невозможно отремонтировать сложный механизм, если не понимаешь, как он работает. Вот пример: Реймер выясняет у осужденного в «красной» зоне, не бьют ли его сотрудники лагеря, не применяют ли к нему незаконных методов давления и воспитания. Перепуганный забитый зек, под суровым взглядом «хозяина» лагеря, робко отвечает «Никак нет. Все строго по правилам». И начальник ФСИН радостно уезжает из лагеря, не понимая того, что зеку, правильно поговорившему с ним, наградой будет три дня без избиения и 15-минутный звонок домой. А потом начнется опять выживание в нечеловеческих условиях, удары дубинкой за малейшее прегрешение, скудная баланда и стояние по многу часов на морозе. Не понимал специфики российской зоны бывший милиционер Александр Реймер. Поэтому и сделать ничего не смог. 
                                                                                                                                                                                                
   Российская уголовно-исполнительная система – это отдельное гигантское государство в государстве, живущее по своим, неведомым другим, принципам. Со своими законами, не имеющими отношения к написанным в кодексах, своими понятиями и сложной структурой  взаимоотношений. Люди, сидящие за решеткой и колючей проволокой по принуждению и люди, добровольно пришедшие за колючую проволоку охранять сидящих, многими десятилетиями выстраивают схемы отношений или противоборств, войны или мира. И никому постороннему они неведомы. Чужие здесь не ходят. А Александр Реймер, к сожалению, был в этой системе чужаком и не понимал ее глубинной сущности. Поэтому все его благие начинания закончились тем, что уголовно-исполнительная система из аппарата, исполняющего наказание, превратилась в карательно-пыточный конвейер. Достаточно взглянуть на те страшные события, которые стали достоянием гласности за последние три года -  пытки, убийства, бунты, суицид, многочисленные странные смерти в изоляторах и тюрьмах. Трагедия с Сергеем Магнитским произошла тоже в период руководства Реймера.
                                                                                                                                                                                               
    Я понимаю желание Президента изменить ситуацию в российской уголовно-исправительной системе, ставшую уже  притчей во языцех на всех международных правозащитных мероприятиях. Именно поэтому и был снят с должности начальник Федеральной службы исполнения наказаний Александр Реймер.  
                                                                                                                                                                                              
  Однако, на место начальника ФСИН России вновь назначается человек ни одного дня не проработавший в системе исполнения наказаний. Геннадий Корниенко ранее работал в Федеральной службе охраны, а после руководил фельдъегерской службой, и к ФСИН не имел никакого отношения. Конечно, это ни в коей мере не умаляет его возможного желания изменить к лучшему деятельность  уголовно-исполнительной системы, но ему это сделать будет также сложно, как и Александру Реймеру. И если воспринимать назначение Корниенко, как свершившийся факт, то для того, чтобы не повторить реймеровские грабли, Геннадию Александровичу придется собирать новую команду из людей, знающих уголовно-исполнительную систему изнутри, чувствующих ее и понимающих, что никакие реформы «с плеча» не изменят к лучшему ситуацию с исполнением наказаний в России. Это слишком болезненная точка для миллионов наших сограждан, поэтому необходимы осторожные и продуманные шаги. 
                                                                                                                                                                                          
   И еще хотелось бы пожелать Геннадию Корниенко обратить внимание на деятельность Общественного совета  при Федеральной службе исполнения наказания, основными целями которого является защита прав и законных интересов сотрудников УИС, а также осужденных и лиц, подозреваемых и обвиняемых. В этой организации, имеющей возможность реально оказывать помощь в проведении реформы ФСИН, присутствуют режиссеры, поэты, артисты, писатели, юристы, сотрудники УИС.  Но в Совете нет ни одного бывшего осужденного, который бы действительно знал систему изнутри и понимал как скажется то или иное реформаторское нововведение на жизни и правах восьмисот тысяч россиян, находящихся в изоляции от общества.   



Tags: Александр Реймер, Геннадий Корниенко, Общественный Совет при ФСИН, СИЗО, Сергей Магнитский, УИС, ФСИН, исправительная колония, права заключенных, права человека
Subscribe
Buy for 3 000 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments